Владимир Аркадьевич Литвиненко

Интервью для проекта

Фашизм-Реваншизм XXI

19 сентября 2012


Видео, часть 1

Я – Литвиненко Владимир Аркадьевич, кандидат философских наук, доцент кафедры истории, философии и культурологии МГГУ им. М.А.Шолохова.

В последнее время очень много споров возникло вокруг фильма «Советская История»1. Сначала он был показан на Западе, теперь активно переводится на русский язык.

По этому поводу выходили книги, статьи, монографии. Однако далеко не все вопросы, которые следовало бы обсудить в связи с выходом в свет данного фильма, попали в поле зрения общественности, и хотелось бы уделить некоторые внимание этим вопросам.

Если говорить об общей характеристике фильма, который подается, как научный и документальный, то вывод здесь однозначный: ни научности, ни документальности там нет вообще. Обычная агитка в лучших традициях доктора Йозефа Геббельса. Но все-таки нацисты – нужно отдать им должное – работали тоньше и умнее.

Что-то случилось с их западными последователями сегодня: разучились.

Однако все огрехи, явные фальсификации и подтасовки уже более-менее проанализированы. И мне хотелось бы заострить внимание на не столь явных вопросах.

Ну, например...

Призрак ходит по Европе и по миру: призрак нового, неведомого доселе глобофашизма. Каковы причины и предпосылки возрождения фашизма/нацизма в Европе и на Западе вообще?

Видео, часть 2


Достаточно интересный вопрос: предпосылки и причины возрождения нацизма.

Ну, во-первых, фашизм не возрождается, потому что он никуда не девался. Он никуда не исчезал: в 1945 году был разгромлен Третий рейх как юридическая составляющая нацистской идеологии. Были разгромлены германский вермахт и войска СС как силовая составляющая нацистской идеологии. Но сама идеология никуда не исчезла.

Идея фашизма продолжала жить и развиваться, так как она не является чем-то исключительно германским. Просто Германия стала активным проводником этих идей. Сама идея, сама идеология родилась гораздо раньше, чем возник термин «фашизм». Это – тот случай, когда идеология рождается раньше термина, которым ее называют.


Фашизм к нам пришел из Италии, и собственно фашистского в нём – в том понимании, которое мы сегодня вкладываем в этот термин, в это понятие – в нём не было. В переводе с итальянского «fascismo» – это просто «союз». Просто к власти в 1922 году пришла не партия, а союз партий. Поэтому – и термин «fascismo».

Другое дело, что итальянский вариант фашизма по своим людоедским параметрам мало чем отличался от гитлеровского варианта. Но это – не та модель, о которой мы сегодня говорим. Ведь фашизм громогласно обвиняли в зверствах, но зверства являются частью культуры Европы, как таковой. Ведь очень долгое время массовые казни были основным развлечением городского населения, и эта культура была доведена до совершенства.

В России этого не было никогда. Казни, конечно, были, они были массовыми – но это была печальная необходимость, к которой не так уж часто прибегали. Хотя нас обвиняют в обратном: Иван Грозный считается кровавым людоедом – он казнил аж целых три с половиной тысячи человек, многие говорят – больше. Но до британской королевы2, которая правила с ним в одно время, ему далеко: одной титулованной знати было ею обезглавлено и повешено девяносто тысяч!

Я уж не говорю про Варфоломеевскую ночь3, я уж не говорю про тридцатилетнюю войну4, про Вандею5 – много можно чего вспомнить. Но дело не в этом.

Дело в том, что действительно нацистская идеология родилась в начале XIX века во Франции6, первые фашистские организации возникли в начале XX века в Англии7, и только потом эта идея была внедрена в сознание германского народа, соответствующим образом модифицированная. Немцы её восприняли. Им нужно было подняться с колен, они были унижены Версальским миром, они готовы были ухватиться за любую идеологию, которая позволяла им это сделать.

Причин можно анализировать много, но сейчас вопрос не в этом. Главный вопрос в том, что нацистская идеология действительно никуда не делась.


Если внимательно присмотреться к ходу Нюрнбергского процесса и серии последовавших за ним процессов – ну, в частности, для примера можно взять двенадцать «нюрнбергских процессов»8, которые были проведены в американской зоне оккупации: союзники договорились, что каждая из стран-победительниц имеет право в своей зоне оккупации проводить свои судебные процессы над военными преступниками, помимо основного.

В американской зоне оккупации было проведено 12 таких процессов. Если проанализировать каждый из этих процессов, то очень четко выявляется общая тенденция:

1) Вместо реального осуждения преступлений против человечности – уничтожение наиболее одиозных представителей режима, преступления которых скрыть было просто невозможно.

2) Уничтожение второстепенных исполнителей, которые слишком много знали.

3) Выведение из-под удара представителей истинной элиты Третьего рейха с последующим инкорпорированием в элиту Запада.


В качестве примера можно привести приговор по делу «Соединенные Штаты Америки против Эрнста фон Вайцзеккера»9. Данный процесс слушался в период с 15 января 1947 г. по 11 апреля 1949 г. Это был процесс над высшими функционерами и руководителями различных министерств и ведомств фашистской Германии. По нему проходил 21 обвиняемый.

Итак, позволю себе зачитать.

Вайцзеккер, Эрнст фон, статс-секретарь МИДа, руководитель политического отдела МИДа, посол Германии при папском дворе в Ватикане, бригадефюрер СС. 5 лет тюремного заключения. Освобожден досрочно.

Штеенграхт фон Мойланд, Густав Адольф, статс-секретарь внешнеполитического управления МИДа, начальник протокольного отдела МИДа, член личного штаба и главный адъютант рейхсминистра иностранных дел фон Риббентропа в ранге посланника первого класса. 5 лет тюремного заключения, освобожден досрочно.

Кеплер, Вильгельм Карл, статс-секретарь по особым поручениям МИДа, предприниматель, член правления различных компаний, уполномоченный по экономической политике НСДАП с 1932 года, уполномоченный Гитлера по вопросам экономики с июля 1933 года, личный секретарь Геринга10 и одновременно руководитель отдела планирования в управлении 4-летнего плана11, обергруппенфюрер СС. 10 лет тюремного заключения, впоследствии срок снижен до 5 лет и 9 месяцев тюрьмы, освобожден 01.02.1951 года.

И так – по каждому. Зачитывать список будет слишком долго, но никого из них нет в чине ниже группенфюрера СС12 – то есть генерал-майора войск СС (здесь – оговорка эксперта: Группенфюрер – нем. Gruppenführer – одно из высших званий в СС и СА, с 1933 года соответствовало званию генерал-лейтенанта; бригадефюрер – нем. Brigadeführer – специальное звание высших должностных лиц СС и СА, которое соответствовало званию генерал-майора Ваффен-СС – прим. ред.), а это немалый чин, и просто так он не давался. Во-вторых, несмотря на внушительные сроки – а некоторые из них получали по 20 лет тюрьмы – никто из них реально больше года не просидел.

Возникает вопрос: зачем было инкорпорировать элиту Третьего рейха в европейские институты, в том числе, вполне легальные, хотя и не всегда прямо афишировавшие свою деятельность? Ведь элита – любая элита! – является носителем культурного ядра того проекта, который она проводила в жизнь. Говоря «элита», я не имею в виду высшее руководство Третьего рейха – это были исполнители. Они пришли к власти, потому что им это позволили. Кто позволил? Вот эта самая элита и позволила.


Можно привести массу документов, все это опубликовано, все есть в открытой печати, поэтому не имеет смысла тратить на это дополнительное время. Для чего потребовалось Западу сохранять культурное ядро нацистского проекта – или всё это досужие выдумки? Увы, нет. И то, что это далеко не выдумки, нам наглядно показывает выход данного фильма («The Soviet Story» – прим. стеногр.) в свет. Ярчайшее подтверждение – более яркого, по-моему, и не надо. Хотя, и других проявлений хватает – таких, как марши ветеранов войск СС, увековечение памяти офицеров СС на Украине, в Прибалтике. Ещё свидетельство – уничтожение памятников советским воинам – памятников, якобы символизирующих «темное прошлое», оккупацию, и так далее.

Почему ведётся такая оголтелая пропаганда? С одной стороны – возвеличивание нацизма, с другой стороны – уничтожение памятников и памяти о Красной Армии? Да потому, что Красная Армия была единственной силой, которая реально могла воевать с фашизмом. А коммунистическая идеология – при всех своих издержках, которые, несомненно, были – была единственной силой, которая реально могла воевать с нацистской идеологией. Что бы сегодня ни говорили на Западе, однако на то, чтобы справиться со всей Западной Европой, Гитлеру потребовалось ровно 44 дня.

Таким образом, первое – не стоит удивляться инкорпорированию элиты Третьего рейха в элиту Запада. Если мы вспомним планы Гиммлера по послевоенному устройству Европы – а эти документы также опубликованы в открытой печати и достаточно широко обсуждались – а потом посмотрим на то, что из себя представляет сегодня Евросоюз, мы удивимся, насколько они похожи.


Во-вторых, в Священном Писании говорится: «По делам их узнаете их», – Евангелие от Матфея13. А, судя по делам: Югославия, Афганистан, Египет, Ливия, сегодня Сирия – мы имеем дело именно с нацизмом. Методы – те же самые: абсолютно ничтожный повод14 – и массированная атака с применением любых средств поражения.

Третье – борьба против коммунизма – это борьба против единственной силы, как я уже сказал, которая способна реально бороться с нацистской идеологией. Им страшен именно русский коммунизм, с европейским коммунизмом они могут договориться – ведь договорились же в 1941! Достаточно посмотреть кадры хроники, сравнить оккупированный город в любой точке зоны оккупации в Советском Союзе, и оккупированный город в любой точке зоны оккупации в Западной Европе.


В Париже проходила выставка фотографий, сделанных французским фоторепортером в период с 1941 по 1944 год. Цветные фотографии, виды Парижа15. Выставку запретили – в демократической стране – через сутки! Потому что она наглядно показывала, как Франция воевала с нацизмом. Никак! Де Голль не зря запретил обсуждать вопрос о коллаборационизме и поднимать всячески на щит французское Сопротивление. Потому что первого было в избытке, а второго практически не было.

Видео, часть 3


Это не значит, что французы вовсе не сражались против фашизма. Сражались, да еще и как! Это – и те немногие, которые реально пытались что-то сделать весной 41-го года, это – и те опять-таки немногие которые мужественно сражались в составе эскадрильи Нормандия-Неман16, и многие другие.

Но нельзя забывать, что основная масса французов спокойно уживалась с нацистским режимом, а целая дивизия Шарлемань17 была дивизией СС, и именно эти эсэсовцы были последними защитниками Рейхсканцелярии.

Следовательно, страшен именно русский коммунизм: с нами договориться нельзя, потому что война, которая шла на Востоке, была войной на уничтожение, и мы об этом помним. Следовательно, такого понятия, как Россия, быть не должно, если уж нацизм возрождается – не должно быть силы, которая может стать на его пути. Отсюда – все те события, которые происходят сегодня в мире, в том числе и появление данного фильма.

Второй вопрос, который я хотел бы обсудить, это вопрос о власти.

Вопрос власти вообще. На чём держится легитимность власти на Западе? Возможно ли, что образ России сознательно искажается – в числе прочего, для поддержания легитимности власти? Не для поддержания ли этой самой легитимности власти нужен образ врага, который лепят из коммунизма, из России, из русских? Под предлогом якобы поиска правды делаются чудовищные подтасовки, передёргивания, фальсификации. Является ли это на сегодня обычным порядком вещей в западных демократиях? Правильно ли бороться за «правду» подобным образом, и нужно ли этому противостоять? Кому могло быть выгодно возведение такого поведения в политике, в СМИ, в норму?

Видео, часть 4


Вопрос, разумеется, достаточно сложный и ёмкий, ответить на него однозначно нельзя. Тема легитимности сегодня – очень модная: мы все помним зимние события, когда все говорили о нелегитимности власти, нелегитимности Думы, и предлагали вместо этого уличную демократию. А кто сказал, что уличная демократия легитимна? Почему двадцать, тридцать, пусть даже сто тысяч, пусть даже миллион, которые выйдут на площадь, имеют право говорить от имени народа? Кто они такие? Народа гораздо больше. Народ – это нечто другое, это – не толпа на улице.

Но если уж говорить о легитимности, давайте немножко вернёмся в историю, к этимологии термина, о чём вообще идёт речь.

Итак, этимология термина восходит к латыни, «legitimus» означает «согласный с законами, законный, правомерный». В научный оборот термин ввёл Макс Вебер, он выделял три вида легитимности, цитирую: «В принципе, имеется три вида внутренних оправданий, то есть оснований легитимности: во-первых, это авторитет «вечно вчерашнего» – авторитет нравов, освящённых исконной значимостью и правовой ориентацией на их соблюдение. Традиционное господство, как его осуществлял патриарх и патримониальный князь старого типа.

Далее – авторитет вневыборного «личного дара», харизма. Полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у какого-то человека: откровений, героизма и других. Харизматическое господство, как его осуществляет пророк, или в области политической – избранный князь, военачальник, или избранный всеобщим голосованием выдающийся демагог или политический партийный вождь.

Наконец – господство в силу легальности, в силу веры в обязательность легального установления и деловой компетентности, обоснованной рационально созданными правилами, то есть ориентацией на подчинение при выполнении установленных правил. Господство в том виде, в каком его осуществляет современный государственный служащий и все те носители власти, которые похожи на него в этом отношении»18. Другими словами, Макс Вебер выделяет монархию, диктатуру и демократию. Разумеется, предпочтение Макс Вебер отдает последней, и это понятно.

Но оставим в покое теорию и попробуем разобраться в сути происходящего хотя бы в первом приближении. Во-первых, отдавая предпочтение демократической форме легитимности, Макс Вебер не отказывает в легитимности ни монархии, ни диктатуре. Кто сказал сегодня, что диктаторские режимы нелегитимны? Почему это они нелегитимны? Потому что так решило «цивилизованное человечество»? А кто дал право «цивилизованному человечеству» решать подобные вещи? В свое время нелегитимными режимами неугодные ему территории считал Адольф Гитлер. Сравнение принципов и норм господства Запада сегодня с нацистской Германией, по-моему, вполне правомерно, ибо еще раз повторюсь: «По делам их узнаете их».

Однако попробуем разобраться в сути проблемы, отойдя от научных определений. Итак, что же такое легитимность? Это – вопрос договора между различными социальными группами, объединёнными в понятие «народ». Договорённости о чем? О соблюдении определённой процедуры. То есть должна соблюдаться процедура. Ведь, собственно говоря, двенадцать «нюрнбергских процессов», которые провели американцы в своей зоне оккупации, были ничем иным, как процедурой. Приговор был неважен – всё равно всех выпустили. Но нужно было соблюсти процедуру: так называемую «позитивную реморализацию», выражаясь терминологией Плана Маршалла.


Изначально процедура является выражением некоего смысла: например, процедура избрания царя поместным собором, с последующим помазанием на царство. Или волеизъявление народа во время выборов в органы государственной власти. Независимо от того, каковы взаимоотношения между различными слоями общества, процедура соблюдается всегда. На этом основан сам принцип какой бы то ни было легитимности. Если нет процедуры, то даже о диктатуре говорить нельзя – это уже не диктатура, это уже что-то другое.

Суть любой социальной революции или государственного переворота состоит в смене или существенной корректировке процедуры приобретения власти. То есть, если революция не создала новую процедуру, то это – не революция.

Можно сегодня сколько угодно ругать большевиков и обвинять их во всех смертных грехах, но обвинять их в том, что они создали процедуру, которая оказалась приемлема для большинства населения России?.. Факт неоспоримый! Да, эта процедура была далека от демократической. Да, она не нравилась тем, кто снёс Российскую Империю – в любом случае, это были не большевики, им это было просто не под силу. Ну и что? У них было время для установления своей процедуры – они этого не сделали.

Кто виноват, что Временное Правительство не использовало отпущенное ему историей время для создания своей процедуры? Никто. Им мешали? Естественно. Политическая борьба никуда не делась. Но сил у них было несоизмеримо больше, чем у большевиков. Большевистскими, если мне память не изменяет, советы стали только к концу 1918 года. В 1917 году большевики были в меньшинстве. Кто мешал временному правительству создать адекватную процедуру? Никто. Не смогли. А раз не смогли – то и говорить не о чем.

Да, действительно, процедура, которую установили большевики, была не только далека от демократии, она была достаточно жёсткой. Это сильно не нравилось Западу и доморощенным либералам – ну, так на то и революция. Дело ведь не в том, хорошо поступили большевики, или плохо. Дело в том, правильно они поступили или неправильно. Государь-император поступал хорошо, но неправильно. И говорить не о чем – нет ни Государя-императора, ни Российской Империи.

Временное правительство также поступало неправильно. В результате его не стало. А большевики поступили правильно – в результате возникло Советское государство, и сам Деникин19 вынужден был признать, что большевикам удалось сделать то, что оказалось не под силу белым армиям: они восстановили Российскую Империю в её исторических границах. Это – лучшее доказательство правильности.

Потом эта восстановленная Российская империя, но уже на других политических, идеологических и экономических основаниях, не только составила реальную конкуренцию Западу, но и смогла остановить одно из самых страшных нашествий, которые когда-либо надвигались на нашу страну, да и на весь мир.

Итак, смысл любой революции – это установление новых правил, которые оказываются более-менее приемлемы для большинства населения той или иной страны. Но, установив новые правила, доминирующая социальная группа – в данном случае возьмём большевиков – вынуждена договариваться с другими социальными группами об установлении этих правил, и в дальнейшем обречена играть по ним.

При этом доминирующая социальная группа берет на себя определённые обязательства, невыполнение которых неизбежно ведет к её замене тем или иным способом. В данном случае я вовсе не имею ввиду предвыборные обязательства – их-то как раз можно и не выполнять, что всегда и делается, сославшись на те или иные причины. Речь идёт о вещах гораздо более серьёзных.

Временное Правительство взяло на себя обязательство, возглавив страну, сохранить эту страну. Это обязательство берется по умолчанию. Оно этого не сделало. Большевики взяли на себя обязательство восстановить страну – и восстановили ее. Разумеется, мне могут возразить – какой ценой? Отвечу: любой. Потому что уничтожение страны повлечёт за собой издержки, на порядки превосходящие те, которые имеют место быть при самой кровавой национальной диктатуре.

Это не значит, что я оправдываю кровавые способы той или иной национальной диктатуры. Но они в любом случае лучше уничтожения страны. Что, сегодня в Ливии не льётся кровь? Льётся, и будет литься еще очень долго, потому что страны нет. А диктатура, которая сменила режим Каддафи – гораздо более кровавая, чем та, что имела место быть раньше.

Видео, часть 5


Итак, о каких же обязательствах, собственно говоря, идёт речь? Речь идёт о вещах безусловных, которые, вполне возможно, и не озвучиваются: это – территориальная целостность, это – национальная безопасность, это – суверенитет страны, это – сохранение культуры, традиций, обычаев, народа как носителя определённой идеи – не идеологии, а идеи. Если эта идея перестаёт работать, если её нет – теряются объединяющие народ скрепы, и народ прекращает своё существование.

Правящая элита, доминирующая социальная группа берёт на себя обязательства хранить эти скрепы, хранить ядро культуры, как зеницу ока – большевики это делали. Да, подчёркиваю ещё раз, можно обвинять их во всех смертных грехах и не всегда безосновательно, но главное обязательство они исполнили.

Итак, если рассматривать революцию с точки зрения легитимности, то это тоже процедура – процедура смены элиты, смены правящего класса. Очевидно, что данная процедура легитимизирована Великой французской революцией, проходившей под лозунгом: «Свобода. Равенство. Братство». Также очевидно, что, придя к власти, буржуазия установила правила, которыми смена элиты не была предусмотрена. Естественно, что любая попытка изменения этих правил будет считаться нелегитимной, как и сила или силы, которые данную попытку предпримут.

Единственный способ добиться подобного результата – это лишить процедуру смысла, и Западу это удалось в полной мере. В обществах западного типа процедура со временем приобретает самодостаточный характер и начинает превалировать над смыслом – увы!

Если отвлечься от многих абсолютно очевидных составляющих того, что происходило у нас на Болотной и Сахарова (конец 2011 – первая половина 2012 гг. – прим. ред.), то можно сделать очень простой вывод: это была попытка лишить процедуру выборов в России даже остатков того смысла, который в ней ещё есть. В результате мы имеем «арабскую весну», т.е. приход к власти наиболее радикальных исламских сил вполне легитимным путём.

Напомню, что Адольф Гитлер также пришёл к власти вполне легитимным путём – ну, в основном легитимным. По крайней мере бóльшая часть германского общества его приняла, и народ за ним пошёл – этого отрицать не может никто: достаточно посмотреть кадры хроники. Можно подделать и подтасовать многое, учитывая состояние современных цифровых технологий, но то, как немецкие войска встречали на германоговорящих территориях Польши, подделать невозможно – люди забрасывали танки цветами, они целовали солдат вермахта и войск СС, встречали их как своих освободителей. Можно посмотреть кадры хроники вступления войск вермахта в Австрию – это было всенародное ликование. Значит, идея легитимности, лишённая смысла, может приводить и к таким результатам.

Теперь к вопросу о коммунизме: только ли против него выступает Запад, или объектом всё-таки является Россия вне зависимости от государственного строя и идеологии?


Видео, часть 6


Обратимся к истории.

После наполеоновских войн, в которых Россия сыграла ключевую роль, в Европе была установлена так называемая «Венская система»20. В рамках данной системы Россия, обладавшая самой большой территорией и самой мощной сухопутной армией, была единственной сверхдержавой на континенте.

Разумеется, это не могло нравиться нашим партнерам. Это их ни в коей мере не устраивало. Таким образом, сразу же после завершения наполеоновских войн Запад принялся активно вытеснять Россию из европейского пространства. Кроме того, он принялся активно подавлять любые её притязания на роль защитника христианских ценностей и опоры равновесных межгосударственных отношений.

Квинтэссенцией данных усилий стала Крымская война 1853-54 годов. Эта война ознаменовала собой полный слом «Венской системы» и создание системы так называемого «вооруженного нейтралитета». Таких параметров сверхдержавности, как сухопутная армия и территория становится недостаточно, Запад начинает вырабатывать свои параметры сверхдержавности, то есть он начинает вырабатывать новые правила игры, новую легитимность, позволяющую войти в клуб великих держав. Именно тогда появляется термин «великая держава». Причём эти правила таковы, что Россия в силу тех или иных – как объективных, так и субъективных – обстоятельств войти в клуб «великих держав» не может по определению.

Статус всё больше и больше зависит от состояния культуры и экономики, образования населения, его самодисциплины, эффективности рационально организованной системы управления, продовольственного положения, наличия развитого врачебно-санитарного контроля, транспортной инфраструктуры и, наконец, определённого уровня политического свободомыслия. Вполне либеральные критерии, основанные на протестантской этике, но Россия-то – страна не протестантская. Россия – страна православная.

Мне опять-таки могут возразить: у нас светское государство. Да, у нас светская форма правления. Но культура-то у нас православная, от этого-то никуда не денешься. Дело ведь не в том, какая форма правления установлена: религиозная или монархическая… Культура основана на религиозных предпочтениях. Два атеиста, два доктора физико-математических наук: но, если один из них родился в Москве, а другой, скажем, в Багдаде – в одинаковой ситуации будут вести себя по-разному. Один поведёт себя как православный, второй – как мусульманин. Неважно, каковы их личные взаимоотношения с религией – всё будет определять тот пласт культуры, на котором строится личность. В том числе, личность коллективная, я имею в виду народ.

Естественно, либеральные критерии в православной этике не могут быть развёрнуты в полной мере: многие параметры оказываются неприемлемы. Достаточно внимательно ознакомиться с работой Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». Цитируя Бенджамина Франклина, он приводит замечательную фразу: «Если видимость нравственности даёт тот же самый результат, что и подлинная нравственность, то подлинная нравственность избыточна»21. В православной этике это неприемлемо. Нравственность либо есть, либо её нет! Ни о какой видимости нравственности речи не идет.

Если здесь простой подпоручик мог наследника престола вызвать на дуэль – только потому, что посчитал, что тот повёл себя безнравственно… Если мы внимательно ознакомимся с историей дома Романовых, то увидим, что каждый великий князь как минимум раз пять дрался на дуэли до того момента, когда восходил на престол... Где-нибудь в Западной Европе это возможно? Чтобы принца Анжуйского22, или Алансонского23, или герцога Уэльского кто-то вызвал на дуэль – хотел бы я посмотреть на этого дворянина…

Если с культурным и экономическим потенциалом, по крайней мере, с нашей точки зрения, всё было в порядке, то вот со свободомыслием политическим в рамках самодержавной России дела обстояли, скажем так, несколько иначе. С нашей точки зрения всё было в порядке: никакого свободомыслия, и это было нормально. С западной точки зрения это было недопустимо.

Следовательно, с точки зрения Запада и прозападной части интеллигенции внутри страны, России необходимо было модернизироваться для того, чтобы вписаться в общеевропейский контекст, то есть избавиться от факторов, тормозящих развитие. Одним из основных факторов, тормозящих развитие, западная пресса называла Русскую Православную Церковь. Достаточно просмотреть заголовки некоторых статей, начиная хотя бы с 1912 года и далее. Почему-то именно с 1912 года оголтелая пропаганда против Русской Православной Церкви началась в Соединенных Штатах Америки и была подхвачена всей западной прессой.

А теперь почитаем западные и многие наши отечественные либеральные СМИ, что они пишут о Православной Церкви, и мы увидим, что ситуация не меняется. Таким образом, неважно: Российская Империя, коммунистический Советский Союз, или вполне либерально-демократическая Россия – роли это не играет – до тех пор, пока Россия существует на карте мира, у нас будут те же самые враги, которые существовали на протяжении тысячелетия, да это, в общем-то, и естественно.

Наше государство простояло тысячу лет, и из этой тысячи лет мы не воевали только сто сорок пять лет, и то не подряд. Всё остальное время – это история наших войн. У нас до девяносто первого года, начиная с периода Киевской Руси, враги были – а после девяносто первого они вдруг исчезли?! А так бывает? Конечно, нет! И появление данного фильма, ещё раз подчеркну, является нагляднейшим свидетельством того, что они никуда не делись.

Итак, дискуссии между западниками24 и славянофилами25 начали принимать весьма и весьма острый характер. Более того, Запад начинает активно спонсировать движения национальных меньшинств на окраинах Российской Империи с поддержкой попыток их обособления. В первую очередь это касалось Царства Польского, Великого Княжества Финляндского и Кавказа. Что творилось на этих землях, мы наглядно видим из нашей не такой уж давней истории.

По мнению Запада, Россия владела неприлично большими территориями, которые не могла эффективно использовать. Запад считал, что может их использовать гораздо более эффективно. А, согласно той же протестантской этике, если вы считаете, что вы можете это сделать, то вы просто обязаны это делать. Следовательно, Россия должна была лишиться своих территорий.

Естественно, в этих условиях стремление России к расширению своего влияния в Персии или в Китае вообще выходило за рамки здравого смысла с точки зрения западной политической интеллигенции, да и не только политической. Особо же Запад нервировала наша закрытость: они никак не могли попасть на наши внутренние рынки, они никак не могли взять под контроль нашу финансовую систему. Когда-то один из основателей дома Ротшильдов, Натан Ротшильд, сказал: «Дайте мне контроль над финансами страны, и мне будет всё равно, кто сидит в правительстве»26. И это правда. Запад не мог получить контроль ни над нашей финансовой системой, ни над нашими рынками: они были наглухо закрыты.

Итак, дискуссии между западниками и славянофилами становятся весьма острыми. По мнению Леонтьева27, «наступил час выбора между вхождением в европейское сообщество, участием в «европейском концерте» путем территориальных уступок и культурной ассимиляции, и отстаиванием своей отдельности, своего особого политико-географического пространства, исторически сложившего экономического образования», – это прямая цитата.

Уступать мы ничего не собирались, равно как и ассимилироваться, следовательно, мы – враги. Потому как сам факт нашего существования является угрозой благополучию Запада. Подчеркиваю: абсолютно неважно, какой у нас политический строй, каковы идеологические устремления, абсолютно неважно, что мы не собираемся ни на кого нападать, абсолютно неважно, как мы собираемся строить свои отношения с другими странами – сам факт того, что Российская Империя, Советский Союз или Российская Федерация остались почти в неизменном виде, приводит Запад в бешенство.

Ну, для того, чтобы уж наиболее ярко продемонстрировать эту мысль, приведу такой простой пример: неужели кто-то думает, что американцы, французы, англичане и иже с ними позволили ли бы себе устроить такое в Ливии при Советском Союзе? Даже не нужно было поднимать по тревоге вооруженные силы: одного эсминца было бы достаточно, чтобы все моментально успокоились.

Видео, часть 7


Однако, вернёмся к истории – какой вывод можно сделать из вышесказанного? С момента начала демонтажа «Венской системы» вся политика Запада неизбежно принимает антирусский характер.

Таким образом, любое государство, которое стремится войти в клуб великих держав либо претендует на покровительство одной из великих держав, обречено на антирусскую политику.

Если же данное государство хочет дружить с Россией – оно обречено вместе с Россией разделить всё неудовольствие Запада. Яркий пример: Сербия – что во времена Российской Империи, что сегодня. Не менее яркий пример – Болгария, которая не хотела делить с Россией все тяготы. В результате в двух мировых войнах Болгария участвовала в стане наших противников. А сегодня в Болгарии ведутся активные разговоры о том, что памятник советскому солдату под названием «Алёша»28 надо демонтировать, потому что он там кому-то мешает. Болгары забыли, чем обязаны русскому солдату – и не только во времена Великой Отечественной войны. А короткая историческая память может приводить к весьма печальным последствиям.

Итак, начинается духовная консолидация Запада против России, именно духовная консолидация, потому что, собственно, геополитических каких-то и экономических даже предпосылок, в общем-то, не было.

Мы как-то не особо участвовали в европейской экономике, хотя, разумеется, участвовали – каждое второе яйцо, проданное в мире до 1913 года было российским и каждый второй килограмм мёда тоже, и много чего ещё.

Естественно, подобная духовная консолидация неизбежно отражается на внутренней политике Российской Империи. Наиболее ярко она выражается при Александре III.

Скорее всего, именно отражение этой внутренней политики и внешней содержится в его выражении «У России только два союзника – армия и флот».

Однако наиболее ярко внутренняя политика России, направленная против Запада выражается во времена правления именно Николая II. Само антизападничество довольно быстро принимает форму борьбы с либерализмом. Один из наиболее видных представителей позднего славянофильства Леонтьев объявлял либерализм «общим и злейшим врагом, способным принести народу большее опустошение, чем социализм с его элементами дисциплины и организации», – и ведь прав оказался! И это при том, что либерализм был чрезвычайно модным течением среди представителей правящего класса.

Видео, часть 8


Итак, либерализм был чрезвычайно модным – либералами были все. Но как мы уже отмечали, либерализм зиждется на протестантской этике. В России же основой культуры является православие.

Если отношение к православию на Западе было довольно сложным – всегда откровенно враждебным, но, в общем-то, сложным. Почему сложным? Это – всего лишь ортодоксальное течение в христианстве (православный на английский переводится как «ортодокс»), мешающее, по мнению представителей этих кругов, позитивным преобразованиям России, а, следовательно, и продвижению своих интересов. То для Ватикана, не имеющего на то время государственности, но не утратившего своего влияния, это – смертельный враг.

Вот это и есть основа духовной консолидации – со смертельным врагом нужно бороться на уничтожение. Для русских православие является не просто религией, не просто основой культуры – это государственно-образующая несущая конструкция, разрушение которой недопустимо.

Следовательно, нападки на Русскую Православную Церковь не могли быть положительно восприняты в русском обществе, в том числе, в правящей элите, в том числе, в прозападной элите. Именно поэтому у временного правительства29 ничего не получилось.

Желание двигаться всей душой по западному пути наталкивалось на внутреннее, вполне возможно, подсознательное сопротивление – невозможность уничтожить основы собственной культуры.


Меня опять-таки могут спросить: «А как же большевики? Ведь они же уничтожили православие!». Вынужден возразить. Большевики не тронули православие. Большевики сделали его частью коммунистической идеологии. Ведь сегодня мало кто задумывается, что фразу «Кто не работает, тот не ест», сказал вовсе не Ленин, не Троцкий и не Карл Маркс, а сказал апостол Павел30. Но именно с этой фразы начинается «Моральный кодекс строителей коммунизма»31.

(Подчёркиваю ещё раз очень точные, выражающие конкретную мысль слова эксперта ещё раз: «Большевики не тронули православие». Православие как идеологию. Не следует здесь уличать эксперта в какой-либо небрежности или в невежестве: большевики под чутким руководством Льва Давидовича Троцкого громили Русскую Православную Церковь. С «идеологией» же, с верой православной они ничего поделать не могли. Более того, как и сказал эксперт, православная «идеология» как раз и была взята в новую красную идеологию, смею предположить, что в качестве одной из её основных частей. – Прим. ред.)

Видео, часть 9


Особый размах критика православия приобретает в Соединённых Штатах Америки в середине XIX века. По мнению правящих кругов – и это поддерживалось общественным мнением как в самой Америке, так и в странах Старого Света – РПЦ была тем препятствием, которое в значительной степени тормозило экономические и политические преобразования в Российской Империи «по американскому образцу», которые в самих Соединённых Штатах считали идеальными.

Религиозный ревайвализм32, т.е. массовый религиозный энтузиазм, который американскими исследователями называется «религиозным ревайвализм», от слова «revival» – возрождение.

Т.е. в это время примерно в Америке возрождается протестантский дух. Естественно, в Европе он к этому времени подугас немножко, а Америка – новые земли, Дикий Запад – и надо было как-то не то, чтобы легитимизировать, а дать какое-то моральное «освящение» свыше уничтожению миллионов индейцев – ведь именно столько стоило покорение Америки. Сегодня об этом тоже забывают.

В конце XIX - начале XX веков он содействовал перемещению фокуса приложения сил поборников американизма с частных задач на вселенский уровень, другими словами, политическая, экономическая и культурная экспансия США стала приобретать и духовное измерение.

Естественно, любая экспансия нуждается в духовном измерении, в противном случае она превращается в обыкновенную агрессию.

Однако в случае с Русской Православной Церковью, которая одной из первых попадала под огонь критики с данной позиции, дело не оканчивалось только сотрудничеством с государством.


Дело в том, что церковь обвиняли в том, что она сотрудничает с государством. А почему бы церкви не сотрудничать с государством, если она является государственно-образующей силой?

Если в России так сложилось, что именно вокруг православия начал складываться тот тип государства, который мы сегодня знаем?

Испокон веков на Руси существовал принцип симфонии, т.е. единства светской и духовной власти. На этом был заложен фундамент русской культуры.

Формально данный принцип был нарушен во времена правления Петра Первого33 и создания Российской Империи. Но только формально, потому что фактически принцип симфонии никуда не делся.

Церковь по-прежнему оставалась фундаментом именно культуры, а культура с отменой института патриаршества никуда не делась.

Видоизменилась – да, модернизировалась, но никуда не делась. Более того, так сложилось, что именно культура является теми скрепами, которые не позволяют русскому обществу пойти в разнос. На Западе – это закон, это право, на Руси понятие «права» не сложилось, потому что здесь нет понятия «свободы»: у нас никогда не было рабства, следовательно, и понятие «свободы» никогда не появлялось. Здесь было понятие «воля», а это – другое дело! На Западе до сих пор многие не понимают, о чём идёт речь. Но «свобода» и «воля» – это не синонимы. Естественно, система права складывалась у нас несколько иначе.

Видоизменилась идея, модернизировалась норма, подстраиваясь под имперские стандарты, но культура оставалась именно культурой. Именно в рамках культуры, а отнюдь не закона, как на Западе, осуществлялись принципы государственной регуляции.

Когда императрицу Екатерину Вторую слегка упрекнули, что у неё нет правовых норм в государстве, и что самодержавие – это плохо, она возразила, что, во-первых, правовые нормы есть, а во-вторых, иногда нужно судить и «по милости».


Итак, кроме всего прочего, Запад был крайне озабочен тем, что культурная экспансия на Россию идёт крайне медленно.

Дело в том, что культурная экспансия невозможна вне рамок экспансии технологической, а именно с этим были большие проблемы: Запад не спешил делиться с нами своими технологиями.


Ведь приобретая новые технологии, неизбежно приобретаешь и часть той культуры, в рамках которой они стали возможны. Пётр Первый стремился внедрить элементы западного сознания в России вовсе не потому, что он был таким ярым западником.

В первую очередь, ему нужна была современная промышленность и современная армия, основанная по западному образцу, т.е. способная противостоять этому Западу, а это невозможно без внедрения элементов западного мышления.

Следовательно, пришлось силой, в буквальном смысле силой, насаждать некоторые совершенно западные стандарты в одежде, во внешнем виде, в этикете, в обращении.

Разумеется, при Петре также была совершена масса ошибок, но результат-то на лицо. Пётр Первый был единственный, кто провёл в России успешную модернизацию, вторым был Сталин.

Больше успешных примеров модернизации у нас нет. Можно сколько угодно обвинять их во всех смертных грехах, но результат есть результат. И если у тебя есть очень серьёзные враги, то именно положительный результат будет их приводить в бешенство больше всего.


Если мы сегодня посмотрим, какие бои ведутся на историческом поле, то мы увидим, что Пётр Первый ненамного уступает Сталину по количеству всех грехов, которые на него навесили.

Итак, что же нужно было предпринять Западу, для того чтобы успешно продвигать свои интересы в России? Единственный выход виделся в полном сломе государственного аппарата, в полном, т.е. в России должна была произойти революция.

Вудро Вильсон34, став президентом Соединённых Штатов – дай Бог памяти – в 1915 году, сказал: «Мы приветствуем усилия русских на фронтах мировой войны, но победоносный выход Российской Империи из войны крайне нежелателен».

Ну а Ллойд Джордж35, узнав об отречении государя, сказал: «Слава Богу! Одна из целей войны достигнута!». В некоторых источниках написана «одна из главных целей войны», но это не находит подтверждения, потому как, ссылаясь на документы дочери посла в России в это время, слова «главный» всё-таки нет, но, тем не менее, фраза достаточно примечательная.

Постепенное убеждение в том, что в России отсутствует религиозная свобода и что необходимо оказать на неё давление, с целью добиться слома «окаменелой» системы РПЦ.

Ну и так далее, дальше можно продолжать до бесконечности, можно привести достаточно пространный список заглавий статей американских газет, как я уже сказал, начиная с 1912 года и по наши дни – разницы мы не увидим.

Идеологическое оружие может быть не менее разрушительным, чем средства физического поражения, включая ядерное. Враг применил против нас это оружие.

Это – война, самая настоящая. А на войне – как на войне. Наше оружие – правда, а правда заключается в том, что не стоит ввязываться в бесплодные идеологические дискуссии – это бессмысленно.

Верующему человеку невозможно доказать, что Бога нет, атеисту невозможно доказать, что он есть, ибо они верят – это вопросы идеологии.

Нужно навязать нашим противникам научный дискурс: если они претендуют на научность – пусть докажут каждую фразу в своём фильме (имеется в виду фильм «Советская история» – "The Soviet Story" – прим. ред.). Доказать они не могут. Подлог? – ну это не серьёзный разговор. Если они хотят серьёзного разговора – они его получат. Мы готовы.

Ещё один вопрос, который следует обсудить: можно ли дать обоснование того, что реабилитация фашизма обязательно должна начаться с унижения СССР?

Видео, часть 10



Думаю, что с этим вопросом мы уже косвенно разобрались, хотя некоторые пояснения, безусловно, нужны.

Конечно, нашим оппонентам мало уничтожения Советского Союза. Советский Союз должен быть именно унижен, и эти попытки унижения СССР повторяются с маниакальным упорством, достойным лучшего применения. Они даже вселяют некоторый оптимизм. Если развал СССР – процесс необратимый, как утверждают господа либералы, то какой смысл уничтожать то, чего уже нет и никогда не будет?

В этом нет смысла, но попытки продолжаются – значит, процесс не так уж необратим.

Но попытки не прекращаются, более того, явственно просматривается тенденция их нарастания.

Зачем нужно унизить Советский Союз? Советский Союз и Германия находились на разных сторонах исторических качелей, если можно так сказать. И если нужно поднять нацизм, то, естественно, нужно опускать СССР.

Мы были естественным антагонистом нацизма. Что бы там ни говорили про коммунистический красный проект – это было устремление вверх и в будущее, а нацистский проект – это было нисхождение в ад и в бездну. Именно советский солдат преградил путь к сползанию в эту бездну, он остановил эту гадину – в прямом смысле слова.

Сегодня говорят о великом вкладе в дело разгрома нацизма стран антигитлеровской коалиции – да, они внесли свой вклад, мы не собираемся с этим спорить. Но фашизм был уничтожен не на полях Западной Европы, он там вполне прилично себя чувствовал. И Западная Европа тоже не особо мучилась под оккупацией, по крайне мере в Бельгии и в Дании работал демократический парламент, не была разоружена национальная армия и полиция – хорошенькая оккупация!

Сегодня историки Запада до сих пор не могут понять, зачем эсэсовцы сожгли французскую деревушку Орадур-сюр-Глан36 – это была страшная трагедия: почти конец войне, и вдруг 600 человек загоняют в сарай и сжигают. Да, действительно, это была страшная трагедия, но в Белоруссии сожгли каждую 4-ю деревню, и никто не думает: «Почему?». Вроде бы всё нормально. Что, так и должно было быть?!

Я ни в коей мере не хочу противопоставить то, что творилось в Белоруссии и то, что творилось в Орадур-сюр-Глан – они равны, ибо каждая человеческая жизнь, отнятая таким образом, священна. Но, тем не менее, факт остаётся фактом – мы потеряли 27 миллионов, включая гражданское население: от голода, бомбардировок – об этом забывать грешно. И каждая жизнь, отданная в нашей стране, легла на алтарь Победы.

Что же касается войск Запада: Англии, Америки – у них было более чем достаточно возможностей открыть второй фронт и облегчить наше положение, но открыли они его именно тогда, когда в нём, собственно говоря, необходимости уже не было.

Однако дело не в этом. Образ Советского Союза никуда не делся, образ остался, его помнят, о нём начинают ностальгировать – одни потому, что это модно, другие потому, что действительно начинают видеть не просто привлекательные черты, а то основополагающее, что должно быть в жизни народа и чего сегодня в ней нет.

Т.е. Советский Союз остаётся реальной политической и идеологической силой, с которой нельзя не считаться, в противном случае просто непонятно, зачем вся эта шумиха.

А следовательно, Советский Союз в духовном плане никуда не делся, равно как и Третий Рейх.


Исчезновение с политической карты мира государства, окрашенного в определённый цвет, если оно было подкреплено мощным идеологическим контекстом и мощным проектом, вовсе не означает его уничтожение в духовной сфере. Ни Советский Союз, ни Третий Рейх в этом плане никуда не делись, а значит, решающая битва ещё впереди, и демократический Запад явно берёт сторону Третьего Рейха.

Возможно, это прозвучит слишком пафосно, но именно от исхода этой битвы зависит будущее человечества.


А то, что Советский Союз никуда не делся – более того, продолжает побеждать, наглядно показывают результаты недавно прошедшей Олимпиады. Кто победил по количеству медалей на Олимпиаде? Официально, разумеется, Соединённые Штаты и так далее, но если мы посмотрим с другой точки зрения, то увидим что победил Союз Советских Социалистических Республик!

Совокупное количество медалей бывших союзных республик зашкаливает по всем параметрам. Советского Союза нет более 20 лет, а он продолжает побеждать – и это, конечно, не может не бесить наших западных партнёров.

А если им вдруг понадобилось реанимировать нацистский проект, соответствующим образом откорректированный, модернизированный, то с образом СССР надо срочно что-то делать – и выход подобных фильмов (имеется в виду фильм «Советская история» – "The Soviet Story" – прим. ред.) служит именно этой цели.

 

Примечания.


1 Доклад А.Р. Дюкова “The Soviet Story”: механизм лжи.

2 Елизавета I Тюдор (Elizabeth I) (7 сентября 1533 — 24 марта 1603), королева Англии с 1558 года, дочь Генриха VIII Тюдора и Анны Болейн. При Елизавете I были укреплены позиции абсолютизма, восстановлена англиканская церковь, разгромлена испанская Непобедимая армада (1588), широко осуществлялась колонизация Ирландии.

3 Варфоломеевская ночь (фр. massacre de la Saint-Barthélemy — резня св. Варфоломея) — массовая резня гугенотов во Франции, устроенная католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея. По различным оценкам, погибло около 30 тысяч человек.

4 Тридцатилетняя война (1618—1648) — первый в истории Европы военный конфликт, затронувший в той или иной степени практически все европейские страны (в том числе и Россию). Война началась как религиозное столкновение между протестантами и католиками Германии, но затем переросла в борьбу против гегемонии Габсбургов в Европе. Последняя значимая религиозная война в Европе, породившая вестфальскую систему международных отношений.

5 Вандейский мятеж (фр. Guerre de Vendée), иначе «Вандейская война» — вооруженное контрреволюционное выступление крестьян, дворян и духовенства из западно-французского департамента Вандея под католико-монархическими лозунгами весной 1793 года.

6 Элементы традиционной консервативно-националистической реакции (Э. Дрюмон, М. Баррес, Ш. Моррас) играли важную роль в генезисе французского фашизма. Сказывалось также наследие традиций бонапартизма и буланжизма, реакционных течений, отличавшихся искусством мобилизации масс.

Бонапартизм - термин, употреблявшийся первоначально для обозначения военной диктатуры, установленной во Франции в 1799 после Великой французской революции Наполеоном Бонапартом (Наполеон I), и диктатуры Луи Бонапарта (Наполеон III), пришедшего к власти в 1851 после поражения Революции 1848. В дальнейшем термин был распространён на любую контрреволюционную диктатуру крупной буржуазии, опирающуюся на военщину и на реакционно настроенные слои отсталого крестьянства и лавирующую между борющимися классами в условиях неустойчивого равновесия классовых сил. Так, например, В. И. Ленин политику буржуазии в России в период, последовавший за Июльским кризисом 1917, оценивал как бонапартистскую. В связи с этим Ленин писал: «Бонапартизм есть форма правления, которая вырастает из контрреволюционности буржуазии в обстановке демократических преобразований и демократической революции» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 34, с. 83). Б. сочетает социальную демагогию с активной шовинистической пропагандой и агрессией, с политикой удушения демократических свобод и революционного движения путём широкого использования полицейско-бюрократического аппарата и церкви. Элементы Б. были свойственны правлению О. Бисмарка в Германии, П. А. Столыпина в России.
Шарль Луи Наполеон Бонапарт (фр. Charles Louis Napoléon Bonaparte), именовавшийся Луи-Наполеон Бонапарт (Louis-Napoléon Bonaparte), позже Наполеон III (Napoléon III; 20 апреля 1808 — 9 января 1873) — первый президент Французской республики с 20 декабря 1848 по 1 декабря 1852, император французов с 1 декабря 1852 по 4 сентября 1870 (с 2 сентября 1870 находился в плену).

"Аксьон франсез" ("L'Action francaise", букв. - "Французское действие") - реакц. политич. орг-ция, возникшая во Франции в 1899 и организационно оформившаяся в 1905; под этим назв. существовала до 1944, опиралась на реакц. и националистич. круги военщины и аристократии. Выступала непримиримым врагом демократии и требовала восстановления во Франции монархии во главе с потомками Бурбонов и усиления роли церкви в делах гос-ва. В 1899-1907 издавала еженедельник "Action française", в 1908-44-газету того же названия. В 30-х гг. приняла явно фашист. характер. Ее руководством были созданы вооруж. отряды - "Королевские молодчики" ("Camelots du roi"), принимавшие участие в фашист. путче 6 февр. 1934. В годы нем.-фашист. оккупации Франции (1940-44) существовала легально и активно поддерживала проводившуюся пр-вом Петена политику сотрудничества с оккупантами. После освобождения Франции в 1944 "А. ф." формально была ликвидирована, а ее газета закрыта. Однако уже в 1946 она была фактически восстановлена. Возобновил выход и ее печатный орган под назв. "Aspects de la France et l'indépendance française". Вокруг газеты группируются крайне реакционные, профашистски настроенные элементы.

7 “Лига британских братьев” основана в 1901 г. капитаном Уильямом Стэнли Шоу. Выступая под лозунгом «Англия для англичан!», эта организация требовала ограничения иммиграции, вела антисемитскую пропаганду в районе Ист-Энда. Основной ее целью было добиться закрытия английских портов для «тысяч неимущих иммигрантов», «отнимающих у англичан кусок хлеба». Лига была организована на военный лад: каждые ее десять членов находились под началом «командира роты» каждые десять командиров роты — под началом «командира батальона». Еще выше стояли два начальника штаба, а на самом верху иерархической лестницы — исполнительный комитет и командующий лигой.

В марте 1914 года ольстерские протестантские волонтеры взбунтовались против ирландской политики английского правительства. Волонтеров называли «революционерами справа». В дальнейшем идеологи британского фашизма считали ольстерцев своими предшественниками. Это, по их мнению, было первое фашистское движение в Европе. В 1915 году возникает «Британская Имперская Лига», которая активно контактирует с американским «Ку-Клукс-Кланом». 

8 Последующиеалые) Нюрнбергские процессы (англ. Subsequent Nuremberg trials) — проходивший после главного Нюрнбергского процесса над руководством Третьего рейха цикл из 12 судебных процессов (1946—1949) над нацистскими деятелями меньшего масштаба.

9 «Соединённые Штаты Америки против Эрнста фон Вайцзеккера и других». Обвиняемые на этом процессе являлись крупными государственными чиновниками, руководителями различных министерств и ведомств Третьего рейха. Процесс начался с оглашения обвинительного заключения 15 ноября 1947 года.

10 Герман Вильгельм Геринг (Hermann Wilhelm Göring; 12 января 1893 — 15 октября 1946) — политический, государственный и военный деятель нацистской Германии, рейхсминистр Имперского министерства авиации, рейхсмаршал Великогерманского рейха (19 июля 1940). 23 апреля 1945 года по приказу Гитлера лишён всех званий и должностей. Приговором Нюрнбергского трибунала был признан одним из главных военных преступников и приговорён к смертной казни через повешение, но накануне казни покончил жизнь самоубийством.

11 Четырёхлетний план (Vierjahresplan) был создан для повышения экономической силы, автаркии и перевода нацистской Германии на военные рельсы.

12 Группенфюрер (нем. Gruppenführer) — одно из высших званий в СС и СА, с 1933 года соответствовало званию генерал-лейтенанта.

13 Евангелие от Матфея

По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? (7:16)

Итак по плодам их узнаете их. (7:20)

14 Casus belli — юридический термин времён римского права: формальный повод для объявления войны (букв. «случай (для) войны», «военный инцидент»). Широко используется в современной исторической науке, в противопоставление casus foederis, предполагающему вступление в войну, исходя из условий договора о стратегическом союзе с одной из воюющих сторон.

15 Цветные фотографии оккупированного Парижа Андре Зукка (André Zucca)

Bundesarchiv 183-B23862 улица Харькова 1943

улица Сумская в Харькове 1941

16 Нормандия — Неман (фр. Normandie-Niémen) — французский истребительный авиационный полк (1 иап «Нормандия — Неман»), воевавший во время Второй мировой войны против войск стран Оси на советско-германском фронте в 1943−1945 годах.

17 33-я гренадерская дивизия СС «Шарлема́нь» (1-я французская) (нем. 33. Waffen-Grenadier-Division der SS „Charlemagne“ (französische Nr. 1)) — дивизия в составе войск СС. Названа в честь Карла Великого (фр. Charlemagne). Большая часть солдат и офицеров дивизии была добровольцами и мобилизованными из Франции. Дивизия вела боевые действия в конце войны и была уничтожена советскими войсками совместно с войсками союзников. Некоторая часть солдат дивизии попала в плен к американцам.

18 М. Вебер Политика как призвание и профессия.

Принципы легитимности (верования) могут иметь истоки в древних традициях, революционной харизме или в действующем законодательстве. Соответствующая типология легитимности, пользующаяся широким признанием, введена Максом Вебером. Согласно ей, три типа легитимности соответствуют трём источникам правомерности политической власти: традиция, харизма и рационально-правовая основа. Вебер подчёркивал, что речь идёт не об отнесении любого реального режима к какому-то из типов, а об абстракциях (так называемых «идеальных типах»), в конкретных политических системах сочетающихся в той или иной пропорции.

19 Деникин Антон Иванович [4(16).12.1872 ‒ 8.8.1947], один из главных руководителей всероссийской контрреволюции во время Гражданской войны 1918‒20, генерал-лейтенант (1916). Активный участник корниловщины. 19 ноября (2 декабря) 1917 вместе с Л. Г. Корниловым бежал из Быховской тюрьмы на Дон, где участвовал в создании Добровольческой армии, которую возглавил после гибели Корнилова 13 апреля 1918. Осенью 1918 при содействии Антанты стал главнокомандующим контрреволюционными «Вооруженными силами Юга России» (ВСЮР) и заместителем верховного правителя России адмирала А. В. Колчака. Летом ‒ осенью 1919 руководил походом на Москву. После разгрома белогвардейцев в марте 1920 с остатками армии эвакуировался в Крым, где 4 апреля сдал командование генералу П. Н. Врангелю и отправился на английском эсминце в Константинополь. По политическим взглядам примыкал к кадетам и выступал за буржуазную парламентарную республику. Хотя до конца жизни остался врагом Советской власти, в 1939 выступил с обращением к белоэмигрантам не поддерживать фашистскую Германию в случае её войны с СССР. Автор мемуаров о Гражданской войне («Очерки русской смуты», т. 1‒5, Париж, Берлин, 1921‒26; в сокращенном варианте ‒ «Поход на Москву», М., 1928).

20 Венская система международных отношений (Система Европейского концерта) — система международных отношений, сложившаяся после Наполеоновских войн. Была нормативно закреплена Венским конгрессом 1814—1815 гг. В конгрессе, проходившем в Вене под председательством Меттерниха, участвовали представители всех европейских государств за исключением Османской империи. В рамках этой системы впервые было сформулировано понятие великие державы (тогда в первую очередь Россия, Австрия, Великобритания), окончательно оформилась многосторонняя дипломатия.

21 Макс Вебер. Протестантская этика и дух капитализма. Часть II. Дух капитализма: “Все нравственные правила Франклина имеют, правда, утилитарное обоснование: честность полезна, ибо она приносит кредит, так же обстоит дело с пунктуальностью, прилежанием, умеренностью — все эти качества именно поэтому и являются добродетелями. Из этого можно заключить, что там, где видимость честности достигает того же эффекта, она вполне может заменить подлинную честность — ведь легко можно предположить, что в глазах Франклина преизбыток добродетели — лишь ненужная расточительность и как таковая достойна осуждения. В самом деле, каждый, кто прочтет в автобиографии Франклина повествование о его «обращении» и вступлении на стезю добродетели или его рассуждения о пользе, которую приносит строгое соблюдение видимости скромности и сознательное умаление своих заслуг, о том всеобщем признании, которое этому сопутствует, неизбежно придет к следующему выводу: для Франклина упомянутые добродетели, как, впрочем, и все остальные, являются добродетелями лишь постольку, поскольку они in concreto полезны данному человеку, и видимостью добродетели можно ограничиться во всех тех случаях, когда с ее помощью достигается тот же эффект. Таков неизбежный вывод с позиций последовательного утилитаризма.”

22 Анжуйская династия (фр. Maison d'Anjou) — наименование нескольких дворянских и королевских династий Европы. Его родоначальником был Ингельгер (ок. 840—886), сын Тертулия, виконт Анжера в 880. Его сын Фульк I Рыжий (до 886 — до 942) стал в 930 году первым графом Анжу. В Англии А.д. правила в 1154—1399 (Плантагенеты). В Юж. Италии правила в 1268—1442, в Сицилии — в 1268—82 (номинально в 1266—1302). Основатель А. д. в Сицилии и Юж. Италии — Карл Анжуйский (правил до 1285). После восстания в Сицилии в 1282 ("Сицилийская вечерня") и отпадения острова (1302), где утвердилась Арагонская династия, у анжуйцев оставалась лишь Юж. Италия — т. н. Неаполитанское королевство. В Венгрии А. д. правила в 1308—87 (основатель — Карл Роберт, правивший до 1342); в Польше — в 1370—1382 и 1384—85.

23 Герцоги Алансонские были ветвью королевского дома Валуа и происходили от графа Карла II Алансонского, младшего брата короля Филиппа VI, получившего в 1322 году от своего отца Карла, графа Валуа, в лен графство Алансон и погибшего в 1346 году в сражении при Креси. Карл II был сделан пэром Франции, но герцогское достоинство графы Алансонские получили в 1414 году при его внуке Иоанне IV (1385—1415), нашедшем смерть в битве при Азенкуре.

24 Западничество — сложившееся в 1830—1850-х годах направление общественной и философской мысли. Западники, представители одного из направлений русской общественной мысли 40—50-х годов XIX века выступали за отмену крепостного права и признание необходимости развития России по западноевропейскому пути. Большинство западников по происхождению и положению принадлежали к дворянам-помещикам, были среди них разночинцы и выходцы из среды богатого купечества, ставшие впоследствии преимущественно учёными и писателями.

25 Славянофильство — литературно- и религиозно-философское течение русской общественной мысли, оформившееся в 40—х годах XIX века, ориентированное на выявление самобытности России, её типовых отличий от Запада, представители которого выступали с обоснованием особого, отличного от западноевропейского русского пути, развиваясь по которому, по их мнению, Россия способна донести православную истину до впавших в ересь и атеизм европейских народов. Славянофилы утверждали также о существовании особого типа культуры, возникшего на духовной почве православия, а также отвергали тезис представителей западничества о том, что Пётр Первый возвратил Россию в лоно европейских стран и она должна пройти этот путь в политическом, экономическом и культурном развитии.

26 Майер Амшель Ротшильд (1744-1812), основатель легендарной династии банкиров, сказал: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы».

27 Константин Николаевич Леонтьев (13 (25) января 1831 — 12 (24) ноября 1891) — российский дипломат; мыслитель религиозно-консервативного направления: философ, писатель, литературный критик, публицист, поздний славянофил.

28 «Алёша» — памятник советскому солдату-освободителю в болгарском городе Пловдив на холме Бунарджик («Холм Освободителей»). Прообразом памятника считается рядовой сборной роты 3-го Украинского фронта Алексей Иванович Скурлатов, бывший стрелок 10 отдельного лыжного батальона 922 стрелкового полка, переведённый из-за тяжёлого ранения в связисты. В 1944 году он восстанавливал телефонную линию Пловдив — София.

29 Временное правительство в России, центральный орган государственной власти, образовавшийся после Февральской буржуазно-демократической революции 1917, существовал со 2(15) марта по 25 октября (7 ноября) 1917.

30 Второе послание апостола Павла к Фессалоникийцам, гл. 3, ст. 10: «Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь».

31 Моральный кодекс строителя коммунизма – свод научно обоснованных принципов коммунистической морали, возникших в социалистическом обществе и нашедших своё теоретическое обобщение в Программе КПСС, принятой 22-м съездом КПСС (1961).

32 Ревайвальс, Ревайвализм - англ. – «оживление, возрождение», внезапные пробуждения религиозного чувства у поглощенных практической деятельностью людей, особенно у североамериканцев, иногда проявляющих при этом фанатические и истерические склонности. Источник: Новый полный словарь иностранных слов вошедших в русский язык с указанием происхождения их, ударений, отраслей знания и с расширенной энциклопедической частью. Сост. Е. Ефремов. Под ред. И. А. Бодуэн-де-Куртенэ. Изд. 2-е., 1912

33 Церковная реформа Петра I — мероприятия, осуществлённые Петром I в начале XVIII века, которые кардинально изменили управление Православной Российской Церкви, введя систему, которую некоторые исследователи полагают цезарепапистской.

34 Томас Вудро Вильсон (Thomas Woodrow Wilson, обычно без первого имени — Вудро Вильсон; 28 декабря 1856 — 3 февраля 1924) — 28-й президент США (1913—1921). Известен также как историк и политолог.

35 Дэвид Ллойд Джордж, 1-й граф Дуйвор, виконт Гвинед (David Lloyd George) (17 января 1863 — 26 марта 1945) — британский политический деятель, последний премьер-министр Великобритании от Либеральной партии (1916—1922). Близкий друг Уинстона Черчилля

36 Ораду́р-сюр-Глан (Oradour-sur-Glane) — посёлок во Франции в департаменте Верхняя Вьенна (Лимузен). Современный Орадур-сюр-Глан построен в отдалении от одноимённого посёлка, уничтоженного немецкими солдатами в годы Второй мировой войны. Старый Орадур-сюр-Глан после войны не восстанавливался.